Новые люди

Антон Беляев: Меня сложно прошибить

  • 19.01.2016

На слепом прослушивании в «Голосе» второго сезона WickedGames песня заставила всех четырех судей проголосовать за Антона.
Когда-то Беляев с коллективом Therr Maitz был широко известен в узких кругах. Но после выступления в «Голосе», где он дошел до полуфинала, все изменилось: теперь Антон – модный исполнитель, о котором знают все. При этом в нем совсем нет зазнайства – он сразу предлагает перейти на ты, а на вопросы отвечает легко и искренне. – Антон, тебя по отчеству часто называют? – Иногда жена и звукорежиссер. Но все это делается с иронией. Серьезно ко мне не относятся. (Смеется.) – Фамильярность не раздражает? – Я с пониманием отношусь к людям, какую бы модель поведения они ни выбрали. Меня сложно прошибить. – С какого возраста себя помнишь? – Мне кажется, лет с трех, как я ударился башкой об косяк на лестничном пролете (показывает шрам на лбу. – Авт.). Это самое яркое воспоминание из детства. (Смеется.) – С каким чувством вообще вспоминаешь детские годы? – Мои воспоминания о детстве очень солнечные. У меня милая мама. Она инженер-программист ЭВМ – еще тех машин, которые занимали этажи. Увлекалась искусством, джазом, водила меня в театры. – Ты перфекционист? – Есть такое. Безусловно, перфекционизм – созидающее качество. Но это и мой главный недостаток, который мешает делать вещи с легкостью. Мне трудно все дается, потому что я пытаюсь достичь результата, которого, может, и не нужно достигать. Но я себя доканываю и довожу до осознания того, что я сделал все что мог. А на это уходит много времени. А что получается в результате, судить не мне. 31 октября выпустил в iTunes новый трек Stop Quiet, послушай https://vk.com/therrmaitz. – Ты ведь напротив парка Горького живешь? Тебя можно увидеть в самом парке? – Раньше можно было. Я почти каждый день начинал с того, что катался в Нескучном саду на велике. Но сейчас, увы, такой возможности нет. – Потому что донимают просьбами об автографе? – Нет времени. Я же не Басков, на меня пальцем не показывают. Люди, которые меня узнают, к счастью, в большинстве своем ведут себя достаточно прилично. Могут просто кивнуть головой. Коллапс может случиться в каком-нибудь супермаркете, когда один человек подходит, просит сфотографироваться. За ним еще и еще один. Начинается куча-мала, и вот тогда уже надо думать, как линять. (Смеется.) – Ты рассказывал, что телевизор вам подарили родители жены. А до этого к чему в вашей квартире была повернута вся мебель? – (Смеется.) Вся мебель была повернута к Интернету. Для меня он главный источник информации. Это секрет, и нельзя говорить родителям жены, но я не смотрю телевизор по-прежнему. Он в режиме Apple TV работает. Я люблю кино, и как экран он меня устраивает, но не более. – Слышал, ты боишься летать? – Очень! Меня пугает качество самолетов. Мне страшно на взлете. В детстве видел, как пассажирский лайнер сделал практически мертвую петлю, и с тех пор для меня самый тяжелый момент – когда самолет набирает высоту. Но сейчас страха поубавилось: когда у тебя шесть перелетов в неделю, он начинает притупляться. Нельзя же все время бояться. – Тебя устраивает текущее положение дел? – Меня вообще редко все устраивает. И в профессии, и в личной жизни, поднявшись до определенной планки, нужно ставить перед собой новые цели и задачи. Вот и все. Только так можно двигаться вперед.

Беседовал Сергей Оксанин.